Защита от насекомых экипаж

За сто лет внешний вид изменился не только у танков. Современный экипаж, управляющий набитой электроникой машиной, не похож на чумазых танкистов времён Второй мировой. И совсем мало общего имеет с теми, кто вёл в бой первые танки с кольчужной маской на лице, с револьвером в кармане и с кинжалом на поясе. У конструкторов первых танков задача была одна — подтащить пушки и пулемёты как можно ближе к позициям пехоты, но источники вдохновения для решения этой задачи были разные.

Защита от насекомых экипаж

Англичане строили свои машины с оглядкой на флот. Деньги на разработку выделил Черчилль из фондов Адмиралтейства. При нём же создали комитет по сухопутным кораблям. Название «танк» появилось позднее и, в общем-то, случайно. Поэтому неудивительно, что первый в мире серийный танк Марк 1 внутри напоминает машинное отделение корабля.

Орудия в спонсонах, корабельные пушки — всё это досталось танкам от Военно-морских сил. Потом, конечно, между танками и флотом становилось всё меньше общего. Но англичане ещё долгое время будут использовать в танкостроении корабельные марки брони. И до сих пор свой парк бронетанковой техники они называют «флот». В экипаже первого серийного танка Mark 1 было восемь человек. Командир, водитель и два его помощника.

Потом, если танк нёс пушки, два наводчика и два заряжающих. Либо четыре пулемётчика, если танк был чисто пулемётным. Иногда был и девятый, стрелок, который оборонял тыл машины. Систем связи было несколько. Для связи на дальние расстояния у командира была клетка с почтовыми голубями. Но так хорошо зарекомендовавшие себя в полевых условиях птицы в танках часто предательски дохли от выхлопных и пороховых газов.

Для ближней связи командир мог использовать сигнальный флаг и набор сигнальных ракет. А также неуставные формы — руку, высунутую из люка, или лопату. Но все эти инновации были ненадёжны. Лучшим способом было просто отправить посыльного. Внутри танка переговорных устройств не было. Никаких.

Командир крепил боевое братство криками и выразительными жестами. Поскольку танки создавались быстро и под конкретную задачу, дизайн их был чисто утилитарным. Думал ли кто-нибудь об удобстве работы экипажа?

Наверняка. Но недолго. Двигатель стоял прямо в боевом отделении. Он насыщал воздух выхлопными газами и в считанные минуты поднимал температуру до 40°С. Во время боя в «коктейль» добавлялись пороховые газы от стреляных гильз. Отравления этой смесью были рутиной для танковых экипажей.

Всё начиналось с головной боли, а заканчивалось бредом и обмороками, вплоть до летального исхода. Иногда танкисты прямо во время боя выскакивали из машин, чтобы отдышаться. Для того чтобы Марк 1 поехал, требовались усилия четырёх человек. Водителя, двух его помощников и командира танка. Командир отвечал за тормоза гусениц правого и левого борта. Работа наводчика тоже была далека от современных представлений о комфорте.

Он вёл стрельбу, стоя на коленях. Орудие наводил с помощью плечевого упора. За полем боя танкисты наблюдали через смотровые щели. Даже если пуля попадала рядом — в них летели брызги расплавленного свинца. На более поздних моделях ромбов щели пытались закрыть стеклом, но оно не выдерживало. 80% ранений экипажей в то время — повреждения лица и глаз.

Для защиты танкисты носили очки со стальными пластинами с прорезями или сеткой и плотные кожаные маски, усиленные металлом и кольчужным полотном. Вид у них, конечно, был. .

. экзотический. Экипажи проходили специальные курсы по стрельбе из личного оружия.

Им на самом деле часто приходилось отстреливаться от вражеской пехоты через специальные лючки в корпусе танка. В общем, условия работы первых английских танкистов очень точно описывают слова: «ужасный», «адский» и синонимы к ним. Немцы вступили в клуб танковых держав позднее, уже внимательно изучив британские танки. Но у них был другой источник вдохновения. Не боевой корабль, а, скорее, крепостной форт.

И у них получился A7V. Симметричный, приспособленный к круговой обороне и вылазкам. Комфортный, по сравнению с английскими танками. A7V установил рекорд, который так и не был побит с 1917 года. Это машина с самым большим экипажем в истории танкостроения — 18 человек. Командир, водитель, заряжающий, наводчик, два механика и двенадцать пулеметчиков.

Больше могло быть только у не шагнувшего дальше макета немецкого же танка «Колоссаль-Ваген». Расчёт пулемёта A7V состоял из двух человек. Невиданная роскошь и большая ошибка для бронетехники. Такого не было ни до, ни после. У пулемётчиков были сиденья. У наводчика орудия — кожаное кресло.

Командир руководил орудийным расчётом танка с помощью остроумного механизма. Перед пушкой был закреплён указатель на цель, который он поворачивал с помощью троса, и панель с двумя лампочками — белой и красной. Если горела белая, это значило «внимание». Красная — «огонь». Включены обе — «прекратить огонь». Позднее лампочки поставили и пулемётчикам.

Теоретически водитель мог управлять этой машиной в одиночку. Проблемой был обзор. Водитель видел только то, что располагалось дальше 9 метров от танка. Всё, что ближе, попадало в слепую зону. Так что, на практике, водителю помогали механики, которые корректировали движение, глядя в лючки в бортах.

У экипажа, который так и хочется назвать «гарнизоном», кроме вооружения собственно танка, были в распоряжении пулемёт MG. 08/15, десять карабинов «Маузер», пистолеты и 20 ручных гранат. Хотели дать ещё огнемёт, но что-то не срослось. Ни один танк им так и не был укомплектован. Было у A7V и английских «ромбов» кое-что общее — проблемы. В немецком аппарате было так же жарко и шумно.

Трясло, правда, поменьше. Проблемы гигантской фауны времён зарождения танкостроения решил маленький, но прогрессивный Рено FT17. Двигатель стоял изолированно от экипажа, не нагревал танк и не так шумел. Благодаря новой компоновке у механика-водителя был лучший обзор.

Вращающаяся башня давала командиру возможность эффективно наблюдать за полем боя и вести круговой обстрел. Его не так трясло и он был дёшев. Неудивительно, что FT17 стал законодателем моды в танкостроении. По его образу и подобию строились новые танки по всему миру. И как следствие, машины 20-30-х годов унаследовали те же проблемы — малочисленный и перегруженный обязанностями экипаж. Экипаж Рено состоял из двух человек.

И если водитель управлял танком, то командир отдувался за троих. Кроме своих непосредственных обязанностей, он был ещё заряжающим и наводчиком. Итого, он командовал водителем, наблюдал, выбирал цель, наводил орудие, стрелял. Башню поворачивал тоже он, усилием плеч и спины.

Командир делал слишком много дел одновременно. Он был перегружен функциями. И это было характерно для всех танков, выпущенных в период между двумя мировыми войнами. Характерный пример — французский танк B1.

Вес 32 тонны, экипаж 4 человека. Не только его командир традиционно совмещал три роли — командовал, наводил, стрелял. Даже механик-водитель, который нигде и никогда не делал ничего, кроме управления танком, в этой машине должен был стрелять из пушки. Окончательное решение проблем по оптимальной численности и распределению функций экипажа затянулось на два десятилетия.

В целом, к финалу Первой мировой войны в танках появилось множество новаций, которые сделали жизнь экипажа намного удобнее и приятнее. На Марк 5 смотровые щели впервые закрыли триплексами. В Марк 8, последнем из серийных ромбов, поставили внутреннюю систему связи.

Сначала переговорную трубу. Потом её заменили внутренним телефоном, с наушниками и ларингофоном. Функции членов экипажа всё больше приближались к привычным на сегодняшний день.

Водители постепенно стали механиками-водителями. И кроме управления танком взяли на себя функции ухода за ним. Позже появились компактные радиостанции. Они решали проблему внешней связи танков. И кто-то из членов экипажа брал на себя функции радиста. В плане военной техники 20-30-е годы были временем смелых экспериментов.

Один из самых невероятных провели в СССР. Там не только создали, но и приняли на вооружение танки на дистанционном управлении. Или телетанки.

Работали они парами. Машина управления, из которой по радио отдавались команды. И телетанк, который нёс вооружение. Экспериментировали с разными моделями: с МС-1, с танкетками Т-27, с танком БТ-7. Самой удачной оказалась разработка на базе Т-26.

Вот её на вооружение и приняли. Телетанк Т-26 был вооружён огнемётом и пулемётом. Телемеханические группы применяли на Карельском перешейке при штурме укреплений линии Маннергейма и в приграничных сражениях Великой Отечественной войны. Однако уровень развития техники не позволил этому любопытному оружию стать распространённым. Обычные танки, по сравнению с телемеханическими группами, были эффективнее. Проклятье FT17, из-за которого командиры выполняли много разных дел одновременно, висело над танками до середины 30-х годов.

Конец широкой специализации экипажей положили немцы, когда выпустили Панцеркампфваген 3. Его экипаж состоял из 5 человек. Механик-водитель, стрелок-радист, наводчик, заряжающий и командир. Остальные к чёткому распределению ролей пришли только к началу 40-х годов.

Советский танк Т-34 принимался на вооружение через несколько лет после Pz III. Его экипаж — 4 человека: механик-водитель, заряжающий, стрелок-радист и командир, который заодно выполнял функции наводчика. В ходе войны из танков исчезли стрелки-радисты. Они оказались лишним звеном.

Вообще это было странное решение, что командир танка принимает приказы начальства через посредника. Функции радиста передали командиру, на чём выиграли дважды. Скорость реакции на приказ повысилась, количество членов экипажа снизилось.

Сейчас в большинстве танков экипаж состоит из 4 человек. Исключение — ОБТ советской школы и некоторые французские машины. На этих танках вслед за радистом в экипаже отпала необходимость и в заряжающем.

В 1967 году на вооружение был принят танк Т-64. Его экипаж состоит из командира, наводчика и механика-водителя. Сокращение достигнуто за счёт внедрения автомата заряжания. Первыми убрали заряжающего французы на своём AMX 13. Там был установлен механизм заряжания. За казёнником пушки стояло два барабанных магазина, по 6 снарядов каждый.

Механизм обеспечивал бодрую стрельбу в темпе 10-12 выстрелов в минуту, а после расходования боекомплекта начинались проблемы. Чтобы перезарядиться, танк должен был выйти из боя. Полноценный автомат заряжания французы поставили только на «Леклерк».

Его разработали в 80-х. Автоматическое заряжание Т-64 осуществляется из механизированной боеукладки. Снаряд и заряд выводятся по оси орудия. На линию заряжания и досылания они подаются электрогидравлическим подъёмником и перемещаются в зарядную камору одним ходом досылателя. После выстрела поддон улавливается специальным механизмом и перекладывается в освободившийся лоток. Если автомат откажет, орудие можно заряжать и вручную.

К сожалению, скорострельность при этом будет значительно ниже. Автомат заряжания и плотная компоновка обеспечили Т-64 малый забронированный объём, небольшую массу при мощной бронезащите и низкий силуэт, в сравнении с машинами других стран. Он стал характерной чертой танков советской конструкторской школы. Несмотря на плюсы, автомат заряжания не стал общепринятым в танкостроении. В башнях американских Абрамсов, германских Леопардов, британских Челленджеров по-прежнему трудятся заряжающие.

Что касается перспектив, то всё зависит от развития техники. Уже были проекты, где экипаж танка состоял всего из двух человек. Но что-то там не заладилось с системами управления и ценой, как у чугунного моста. Возможно, на подходе вторая попытка.

Похожие статьи