Защита растений список литературы

Спасибо, за то что меня сюда пригласили, и что вы не побоялись прийти послушать мою лекцию со страшным названием. Я действительно много буду употреблять слово из трёх букв, безопасность которого не доказана.

Защита растений список литературы

Никто не проверял на грызунах, что будет, если им рассказывать: “ГМО, ГМО, ГМО, ГМО”, повторять много раз, может быть, у людей это может вызвать рак или какое-нибудь другое заболевание, незапланированную беременность или что нибудь в этом роде. На самом деле, даже сами генетически модифицированные организмы или ГМО изучены лучше, чем это слово. Ну, вот, для чего вообще создаются генетически модифицированные организмы? Ну, например, инсулин.

Я думаю, что у большинства присутствующих здесь есть какие-нибудь родственники или знакомые, которые болеют диабетом. И практически весь инсулин, который используют диабетики, производится с помощью генетически модифицированных микроорганизмов. Берут ген из человека, переносят его в бактерию или другой микроорганизм и дальше он производит человеческий инсулин, который абсолютно такой же, как наш инсулин. До этого приходилось использовать инсулин из свиньи, но свинья отличается от человека, у нее немножко другой инсулин, и это могло приводить к некоторым негативным последствиям.

Вот эти вещества, группы веществ, называются антоцианы, они придают такой темно-синий цвет многим ягодам, и благодаря этому, точнее, не совсем так, эти вещества достаточно полезны, и есть ряд исследований на животных, показывающий, что они предотвращают развитие раковых заболеваний и ожирение у некоторых животных. И вот, сделали генетически модифицированные помидоры, богатые этими антоцианами, вот такие темные, и они меньше подвержены плесени, и они в два раза дольше хранятся, а раз они дольше хранятся значит, вы можете дольше держать их на грядке, они производят больше питательных веществ, и, поэтому, в принципе, они должны быть еще и более полезными. И вкусными.

Однако пока что мы не можем попробовать их на вкус, потому что они еще не вышли на рынок, еще нету, может быть, через пару лет появятся. Можно сделать гипоаллергенные яблоки. Оказывается, у некоторых людей есть аллергия на яблоки. Это потому что в яблоках есть некоторый белок.

Мы можем взять ген, который кодирует этот белок, и уменьшить производство этого белка, изменить этот ген. Можно сделать не только гипоаллергенные яблоки, но и другие организмы, на которые бывает аллергия, тоже сделать их менее опасными для аллергиков. Можно практически любой продукт сделать более сладким, вот в этих тропических растениях есть белок, который называется тауматин, он в тысячи раз слаще сахара, можно взять ген, который кодирует этот белок, перенести его куда угодно, ну, например, в клубнику, в какую-нибудь ягоду кислую и так далее, и она будет более сладкая, но при этом в ней не будет больше сахара. Много сахара, как мы знаем, это не очень хорошо. Можно сделать растения устойчивыми к вредителям. Это является альтернативой тому, что мы поливаем поля огромным количеством инсектицидов.

Они повреждают не только тех членистоногих, которые вредят нашим полям, но и некоторых других членистоногих, которые просто мимо пробегают, например, некоторых хищных членистоногих, пауков или божьих коровок, и было даже показано, что если мы переходим на генномодифицированные растения, устойчивые к вредителям, то мы можем увеличить количество этих хищных членистоногих, они даже разбегаются на соседние поля и тем самым тоже защищают их от вредителей. Вот несколько таких фактов. Вот эта технология с устойчивостью к вредителям и дегмицидам позволила добиться того, что урожайность фермеров увеличилась на 20%, использование пестицидов сократилось на 37%, а суммарные доходы фермеров увеличились на 68% Эта статья опубликована в журнале PLoS ONE, подробности можно узнать в этой статье.

Понятно, что вот это уменьшение количества использованных пестицидов не очень нравится тем, кто производит эти пестициды. Есть такая история про экохрюшку. Всем живым организмам нужен фосфор, хрюшка получает фосфор в виде некоторого корма и в этом корме фосфор присутствует в большей степени в плохо усваиваемой форме для свиней. В итоге большая часть фосфора проходит через хрюшку насквозь, оказывается в ее экскрементах, они выпадают в близлежащие водоемы, и там начинается цветение водоемов, потому что водоросли в этих водоемах умеют усваивать эту форму фосфора, там погибают рыбы, из-за того, что эти водоросли производят всякие токсичные метаболиты, возникает маленькая локальная экологическая катастрофа.

Придумали экологически чистую свинью с геном бактерии, которая усваивает эти плохо усваиваемые формы фосфора. Казалось бы, идея была в том, что сторонники, защитники окружающей среды скажут: “Вот, замечательная свинка, давайте таких свиней всюду внедрим, давайте будем именно их использовать", но поскольку все боятся ГМО, то мы, видимо, еще не доросли до этой технологии и проект коммерческой поддержки не получил. Есть такая серьезная проблема в развивающихся странах, нехватка витамина А, вот девушка -- наглядный пример, она ослепла, потому что ей не хватало этого витамина. Оказывается, в развивающихся странах до 500 000 человек ежегодно слепнет и половина из них, к сожалению, в течение года после этого диагноза погибает. Чтобы решить эту проблему, был придуман золотой рис, генетически модифицированный рис, богатый бета-каротином, это предшественник витамина А.

Сначала он был не очень удачный, нужно было съесть килограмм этого риса, чтобы не ослепнуть, понятно, что это как-то не очень продуктивно, но потом сделали новую модификацию, которая устроена так, что 75 граммов золотого риса достаточно, чтобы вас не ждала судьба этой девушки, даже если вы живете в бедной стране. А это филиппинцы, которые уничтожают экспериментальные посевы золотого риса, то есть они не были предназначены на продажу, при этом эта технология развивалась с тем, чтобы быть бесплатной для мелких фермеров, и она вообще могла спасти множество жизней, в том числе на Филиппинах. Филиппины -- это один из тех неблагоприятных участков нашей Земли, где люди действительно слепнут из-за нехватки витамина. Вот, видимо, люди боятся этого ГМО и поэтому выступают против, ну, в России тоже боятся, у нас три четверти россиян честно признались, что они готовы платить больше за продукты, которые не содержат ГМО, ну, и ⅘ считают, что ГМО вредны и что их нужно запретить. Возникает вопрос: а почему люди боятся ГМО?

Пока вы читаете полный список погибших из-за ГМО с указанием их имен, я расскажу вам про ДГМО. ДГМО -- дигидрогена монооксид -- это химическое вещество без цвета и запаха, по данным Всемирной Организации Здравоохранения только в 2011 году 359 000 тысяч человек погибло из-за этого вещества, его используют при охлаждении ядерных реакторов, в химической промышленности, в производстве пестицидов и ядов, его сливают в реки и озера, его можно обнаружить практически в любых продуктах и напитках, в его основе есть радикал гидроксил, который приводит к мутациям в ДНК. В 1997 году 14-летний школьник, Нейтан Зонер, опросил 50 человек, своих одноклассников, стоит ли запретить это вещество, ДГМО, 43 сказали “да”, 6 сказали “не знаем” и только один догадался, что все это время речь шла о воде, дигидрогена монооксид, два водорода, один кислород, Н2О. Но не только школьников можно развести таким образом, вот это члены парламента Новой Зеландии, которые тоже пытались запретить ДГМО.

Может быть, люди боятся ГМО по той же самой причине, по которой они боятся ДГМО, потому что они не понимают, что это такое? Был проведен опрос в России: верно ли, что обычные растения - картофель, помидор и так далее, не содержит генов, а генетически модифицированные растения - содержат. Только 23% ответили правильно: нет. На самом деле, гены есть у всех живых организмов, у людей, у бактерий, у растений, у грибов, и гены состоят из ДНК. В США люди не сильно более образованные в этом смысле, нужно ли вводить обязательную маркировку, провели такой опрос вот, продуктов, созданных с помощью генной инженерии, то есть ГМО, и 82% ответили, что да, нужно вводить такую маркировку, и тот же самый социологический опрос показал, что 80% американцев хотят ввести маркировку на продукцию, содержащую ДНК, то есть те же самые гены.

Тот, кто проводил этот опрос, Джейсон Ласк, прокомментировал, что нужно ввести такую маркировку: “Этот продукт содержит дезоксирибонуклеиновую кислоту (ДНК). Беременные женщины имеют высокий риск передачи ДНК своим детям”. Я думаю, что если бы вы были производителями каких-либо продуктов, вы бы не захотели такую маркировку вешать на свои продукты, несмотря на то, что это совершенно безобидная вещь, ДНК, ну казалось бы, задекларируйте, что у вас есть ДНК. Путаница вокруг ГМО и не ГМО иллюстрируется такой картинкой, ее часто показывают по телевизору и говорят: смотрите, какой страшный бык, созданный генными инженерами, он не натуральный, он же ужасен. На самом деле, это селекционная порода, выведенная еще в 1800 году, она называется “Бельген Блю”, она не создана методами генной инженерии, тогда даже не было представления о том, что такое гены. Ну, вот, люди рассуждают на тему, натуральное, наверно, полезно, а то, что искусственно сделано человеком, наверно, вредно.

И это, на самом деле, логическая ошибка, которая даже имеет свое название -- натуралистическая ошибка, и мы сейчас в этом убедимся. Вот, смотрите, это список различных патогенов, которые вы можете подцепить из пищи: клостридии, патогенные штаммы кишечной палочки, сальмонеллы, листерия, шигелла, вирус гепатита А и так далее. Все это совершенно натурально и может вызвать у вас натуральный понос, ну или смерть, если вам не повезет. И все это не содержит ГМО, все это придумано природой, а не человеком. В 2011 году была вспышка инфекции патогенной кишечной палочки, 3950 человек заразилось, 53 человека погибло, оказалось, что виновником является органическая ферма, то есть ферма, производящая натуральные продукты на севере Германии.

Речь не о том, что натуральные, органические продукты какие-то особенно опасные, такая история могла бы случиться с кем угодно, с любой фермой, а о том, что натуральное не есть синоним безопасного или полезного. В США натуральными патогенами отравляется 40 миллионов человек в год, более 100 000 госпитализаций в год, более 3 000 смертей, но почему-то все говорят о страшных рисках ГМО, от которых никто не умер и почти никто в СМИ не рассуждает о том, вот, может быть, нужно обсудить проблемы пищевой безопасности, связанные с отравлением. Вот натуральная оспа и искусственная вакцина от оспы, одна спасла множество жизней, вторая унесла, но одна, конечно же натуральная, а другая -- искусственная, созданная человеком. На самом деле, все мы, здесь присутствующие, являемся генетически модифицированными je suis GMO, а между мной и любым присутствующим здесь в зале около трех миллионов генетических отличий. Много это или мало, ну, это с одной стороны всего лишь 0,1% от нашего всего генома, от всей нашей ДНК, с другой стороны, количественно это больше, чем, скажем, если бы в меня встроили 5 генов из банана. При этом в каждом новом поколении человека возникает около 50 новых мутаций, то есть у ребенка есть половина хромосом от мамы, половина хромосом от папы, озникает некоторая новая уникальная комбинация генов, вариантов генов, за счет вот этого, но, кроме того, 50 совершенно новых мутаций, которых не было ни у мамы, ни у папы.

Вся эволюция жизни на нашей планете -- это история изменения генов: появление одноклеточной жизни, появление динозавров, появление человека. Понятно, что мы возникали, потому что появлялись мутации, а потом на них действовал естественный отбор. Селекция -- это тоже изменение генов. Слева показана дикая кукуруза, теозинт, можете сравнить ее с монеткой, а справа -- современная кукуруза, которая отличается как размером, так и цветом, так и питательностью и всем остальным.

Понятно, что за всеми этими морфологическими изменениями, и качественными, лежит отличие в генах. Ну, и некоторые примеры селекции достаточно интересные, например, ожно обработать эти растения ядом колхицином, который приводит к тому, что в клетках накапливается ДНК, можно взять семена, обработать их радиацией или химическими мутагенами, и вы получите натуральный естественный продукт, который можете маркировать как organic: “Не содержит ГМО! ”. Почему-то вот эти источники мутации, мутаций будет много, они будут совершенно непредсказуемыми и мы не знаем, что они будут делать.

Это никого не смущает, но всех волнует ГМО, когда мы точно знаем, что именно и куда мы ставили. Перенос генов из одного организма в другой тоже придуман природой. Бактерии постоянно обмениваются ДНК, вот здесь показана, например, кольцевая плазмида, молекула ДНК кольцевая, которая переносится из одной бактерии в другую, и часто такие плазмиды несут гены устойчивости к антибиотикам, что представляет некоторую проблему для нашей медицины. Бактерии могут захватывать ДНК из окружающей среды, а могут обмениваться ДНК благодаря вирусам, бактерии, которые называются бактериофаги. Масштабы, с которыми гены переносятся из одного организма в другой, в природе тоже колоссальные, про это мой следующий слайд, но сейчас я расскажу про то, что бактерии могут переносить свои гены в растения, и вот есть бактерия, агробактерия, которая живет в почве, может быть, у вас на даче, и она может перенести свою ДНК, свои плазмиды внутрь растительной клетки и дальше эти ДНК интегрируются в растительные хромосомы, каждый раз, когда эти ДНК будут удваиваться, а клетка делиться, вот эта вставка бактериальных генов в растительные клетки будет наследоваться и передаваться всем остальным клеткам. Собственно, похожий механизм и лег в основу одного из главных методов генной инженерии, с помощью вот этой самой бактерии.

Мы просто заставляем бактерию переносить не те гены, которые нужны бактерии, а гены, которые нужны нам, гены, которые делают растения устойчивыми к холоду, к засухе или к вредителям, или делают его более вкусным и полезным. Вот, собственно, я говорил про масштабы переноса генов, вот в этого жучка было перенесено, в одну из его хромосом, треть всех генов бактерий, которые называются вольбахия, нарисовано слева, это не один ген, не два, не десятки генов, а сотни генов, которые были перенесены из одного организма, из бактерии в членистоногое. Это те масштабы, в которых работает природа: то, что мы делаем в лабораториях -- это неспоставимо меньшее изменение, меньшее вторжение в геном. Безопасность ГМО подтверждается многочисленными исследованиями, я начну с примеров российских исследований, у нас, например, есть такая Надежда Тышко из Института питания РАМН, она опубликовала с соавторами более 13 крупных исследований о ГМО в период с 2001 по 2011 год, я приведу пример одного из этих исследований. Исследовали, как ГМ-кукуруза влияет на крыс в течение трех поколений, анализируя 630 взрослых крыс и 2837 крысят.

Не обнаруили никаких негативных эффектов от ГМО. Ну, то же самое, все остальные публикации, тоже не обнаружили никаких негативных эффектов. Международная литература. Здесь приведена ссылка на обзор более 1500 исследований безопасности ГМО, из них более 700 -- безопасности ГМ продуктов питания, тоже за посление 10 лет. Есть исследования до 5 поколений крыс, и все они говорят о том, что ГМО не опасней, чем аналогичные продукты, созданные методом селекции.

Иногда ссылаются: а как же страшные исследования французских ученых, самая популярная статья за авторством такого Сиралини, которые говорят: смотрите, вот эта крыса ела ГМО, и у нее такая огромная страшная опухоль. Я не боюсь вам показать эту фотографию, потому что, на самом деле, когда показывается эта фотография, умалчивается важный факт -- такие опухоли к полутора годам жизни возникают у 45% всех крыс этой линий, это специальная линия крыс, выведенная для исследования механизмов образования рака у млекопитающих. При этом в работе этого самого Сиралини не было никаких достоверных отличий между группами крыс, которые ели ГМО и не ели ГМО, обнаружено не было, и в итоге статью эту, за то, что результаты не соответствовали выводам, и за то, что она была методологически неправильной, журналы отозвали. Но эту статью по-прежнему цитируют, по-прежнему про нее говорят, по-прежнему показывают этих крыс, хотя точно такие же фотографии можно было бы показать крыс с такими же опухолями, которые ГМО не ели. Это ряд организаций, которые говорят о том, что ГМО не опасней продуктов селекции, я назову только четыре: Европейская комиссия, Национальная академия наук США, Британское королевское общество и Всемирная организация здравоохранения.

Иногда говорят: давайте подождем несколько поколений, чего вам дались эти ГМО прямо сейчас, тогда давайте откажемся и от сотовых телефонов, микроволновых печей, беспроводного интернета, новых лекарств и новых методов лечения. Все это тоже проверялось на одном поколении в лучшем случае. Это Ирина Владимировна Ермакова -- главный борец с ГМО в Российской Федерации, вот она слева выступает в Государственной думе, вот две ссылки на ролики с ее участием, где она делает интересные утверждения, что ГМО -- это метод геноцида русского народа, а второе -- это то, что люди произошли от амазонок, которые были гермафродитами. Второе -- это интервью, которое она давала телеканалу РЕН-ТВ, я ее лично лично спрашивал, правда ли вы так считаете, что так оно и есть, она говорит, что это очень даже хорошая гипотеза. Ну вот, да.

В общем, к этому есть только такой комментарий. Зачем людей пугают страшилками о ГМО? Ну, журналисты, понятно, они гонятся за сенсацией, расскажете страшилку -- будет хороший рейтинг, оправдывают себя журналисты часто тем, что это “равное представительство” -- ну как, пригласили академика РАН, пригласили академика из Академии Тринитаризма или Меганауки, ну и они тут поспорили, а мы как бы ни при чем. Понятно, что в этих дискуссиях на большую аудиторию побеждает не тот, на чьей стороне научные факты, а тот, кто более хорош в полемических приемах и более харизматичен. Опять же, “равное представительство”, давайте введем в школах рядом с глобусом поставим альтернативный глобус, где земля плоская, ну как, пусть обе точки зрения присутствуют.

Возникает спекуляция на страхе и невежестве, вот эта вода, которая не содержит ГМО, соль не содержит ГМО и даже есть презервативы, которые не содержат ГМО. Люди запуганы тем, что есть какие-то страшные ГМО, покупают эти вещи, не понимая, что, в общем-то, генов нет ни в презервативах, ни в в воде, ни в соли, они не могут быть генетически модифицированы, но люди их будут покупать, потому что они кажутся более безопасными. Безопасный секс вдвойне, да? Злые корпорации.

Говорят, что есть страшные корпорации, которые хотят нас всех уничтожить, может быть, и хотят уничтожить, я не знаю, но сравнивают эти корпорации с какими-то одиночными фермерами, которые сами выращивают натуральные продукты, но на самом деле битва идет не между корпорациями и фермарами, а между корпорациями и другими корпорациями. Вот здесь показана схема organic-индустрии. Это компании, которые производят самые натуральные продукты, там, как вы увидитесь, есть Pepsi, Coca-Cola, Nestle и KELLOGG'S. С одной стороны, продаем кока-колу, с другой, у нас есть компании, производящие натуральные органические чаи, натуральные органические соки, пищевые продукты и так далее. Эти компании, дочерние, стоят тоже миллиарды долларов.

Весь рынок organic-индустрии превышает 80 миллиардов долларов в мире. Вот, эта картинка только для Соединенных Штатов Америки, рост определенных органических продуктов в США, и понятно, что этот рост не связан с тем, что есть какие-то там новые инновации, более качественные продукты, потому что они принципиально отказываются от инноваций, они говорят: “Мы выращиваем продукты так, как их выращивали наши деды! ”.

Это правильно, они так считают. Но, на самом деле, рост этих продаж идет из-за того, что люди боятся всего того, что ненатурально, в том числе, по их мнению, ГМО. Иногда ссылаются на статью “815 ученых против ГМО!

”. Они подписали некоторое открытое письмо, там 815 ученых из 82 разных стран, да, там есть среди этих людей ученые, может быть, в том числе, с нормальной научной степенью, но давайте посмотрим на список людей, которые подписали, на вот эти 815 человек, рефлексотерапевты, адвокаты, менеджеры, теологи, гомеопаты, веб-разработчики, обеспокоенные потребители, люди, “выбравшие думать”, натуротерапевты, бизнесмены, производители органических продуктов, исследователи ведических продуктов. Самые смешные я оставил на закуску: там есть человек из Индии по профессии “убить Султана”, “Сторожевой пес растущей корпорационной власти” и человек, “разводящий куриц”. Я не имею ничего против того, что эти люди подписывают открытые письма против ГМО, но почему их называют учеными. У нас есть контрписьмо, это письмо ученых из одной страны -- из Российской Федерации, в поддержку генной инженерии и вот там есть 49 докторов наук и 98 кандидатов наук, и большинство из них -- медики или биологи, то есть специалисты в этой области.

Это письмо было направлено в Министерство Образования и Науки и и Министерство Образования и Науки ответило в целом положительно еще в сентябре прошлого года, что развитие биотехнологий -- это очень важно и что никогда Министерство Образования не поддерживает депутатов Государственной думы, которые выступали с тем, что ГМО нужно запретить. Но проходит всего несколько месяцев и Министерство Образования и Науки пытается протолкнуть законопроект о том, что в России ГМО нужно запретить, этот законопроект поддерживает правительство, а сейчас этот законопроект рассматривается в Государственной думе, вот прямо сейчас. Ну и нужно понимать немножко про этот законопроект, что он не мешает Monsanto Company выращивать где-нибудь генномодифицированные организмы и привозить их в Россию, импортировать, нет, он мешает нам выращивать генномодифицированные организмы у себя, свои.

Например, у нас есть лаборатория, которая производит ГМО, вот я как ученый мог бы сделать какой-нибудь новый сорт картошки, устойчивый к заморозкам, вывезти его в Сибирь и в Сибири его выращивать и производить дешевую продукцию, которой можно было бы кормить население на севере нашей страны. Но я этого сделать не могу, если я сделаю такую технологию, то пусть она будет хоть сто раз замечательная и безопасная, у меня будет только два варианта -- либо уехать вместе с ней куда-нибудь на Запад, где мне разрешат ее реализовать, либо продать технологию той самой Monsanto, которая так и будет оставаться монополистом, ну, вместе с “Сингента” и еще несколькими компаниями на этом рынке. В связи с этим, я надеюсь, что я смог кратко, насколько мне было позволено временем, объяснить, почему ГМО не нужно бояться, что это хорошо и что не нужно его запрещать.

Большое спасибо за внимание. [аплодисменты] Ведущий: Сейчас у нас будут вопросы, но я воспользуюсь своим привилегированным правом и задам его первый. Есть мнение о том, что генномодифицированные растения окажут дикое, страшное влияние на ту флору и фауну, которые будут распространяться, это приведет к созданию страшных сорняков, которые невозможно будет убить и эти растения вытолкнут из зоны обитания другие естественные, натуральные растения, что приведет к распаду экосистем. Есть ли реальные риски подобного развития? Александр: Да, спасибо за хороший вопрос. На него есть сразу несколько параллельных ответов.

Первый ответ заключается в том, что в данном случае, когда вы говорите про суперсорняков, речь идет про одну конкретную модификацию, риски которой можно рассматривать. Речь идет о растениях, устойчивых к гербицидам, то есть веществам, которыми поливают поля, чтобы убить сорняки. Действительно в ходе этого могут появиться сорняки, устойчивые к гербицидам.

Это серьезная проблема, нужно будет придумывать новые гербициды. Собственно, то же самое у нас, когда мы используем много антибиотиков, у вас возникают бактерии, устойчивые к антибиотикам, это не повод отказаться от антибиотиков, это повод разрабатывать новые антибиотики, придумывать персональные способы использовать эти антибиотики, не всем подряд выписывать антибиотики при первых признаках какой-то инфекции, а смотреть, нужны ли этому человеку антибиотики, какие ему дать антибиотики, убедиться, что человек пропил курс до конца. Вот то же самое с устойчивыми сортами. Там был еще момент про… что-то я не ответил… про экосистемы, точно.

На самом деле вопрос про экосистемы -- это вопрос, который тоже обсуждается, потому что действительно мы могли бы в принципе сделать какое-то растение, если бы постарались, которое могло бы угрожать экосистеме. Каждый раз, когда возникали подозрения, что есть какая-то угроза экосистеме, был ряд публикаций в научных журналах. Обычно история такая: появляется статья, где погибают бабочки “монарх”, потому что используют генномодифицированные растения.

Возникает огромный бум в прессе, все обсуждают, бабочки погибают, ужас какой! После этого проходит год или два, возникает следующая публикация: ученые перепроверили эти результаты, проверили в полевых условиях: то было в лаборатории, а это они провели полевые исследования, и оказывается, что нет этого эффекта в полях. И поэтому уже никто это не обсуждает, все про это забыли, все, бабочки умирают, а последующие исследования не появляются.

Но в этой области действительно ведутся дискуссии, здесь есть предмет для обсуждения. Вот если мы говорим про запрет ГМО как продуктов питания, тут особо нет места для дискуссии, про экологические последствия они есть, но эта истерия вокруг безопасности продуктов вымывает нормальную состоятельную дискуссию, которая могла бы состояться в других областях, других возможных сферах риска. Я ответил? Ведущий: Давайте теперь посмотрим, у кого еще есть вопросы? Поднимайте руки.

Один вопрос? Невероятно! Три, четыре.

Зритель: Добрый вечер, очень интересная лекция, такой вопрос, преположим, ввели законопроект о запрете импорта или экспорта ГМО, встанет сразу вопрос об экспертизе потока этих товаров. Насколько на данный момент сложна или проста такая процедура, насколько она затратна по деньгам и по времени? Спасибо! Александр: Этот вопрос, конечно, лучше было бы адресовать тем людям, которые этой экспертизой занимаются, у нас, насколько я понимаю, этим занимается НИИ Питания РАМН и Роспотребнадзор, если я не ошибаюсь.

Я был некоторое время назад на заседании президиума РАН, где выступал Онищенко. И Онищенко уверял, что у них всех всё было зашибись еще при нем, вся система регуляции, контроля и так далее. То есть люди, которые за это отвечают, они как бы за это ручаются.

Я не знаю, как это все устроено, могу сказать как биолог от себя, что проверка на то, что некоторая продукция содержит известные ГМО, которые прошли регистрацию, простая. Это не проблема -- показать, что продукт содержит или не содержит те или иные ГМО. Если кто-то решит, что существующая регуляция вокруг ГМО слишком избыточная, слишком сложная и захотят сделать ГМО на черном рынке, то тогда такие ГМО вы с трудом обнаружите, скорее всего, не обнаружите, но их тоже не стоит бояться. Зритель: Можно вопрос? Александр: Я слушаю. Зритель: У меня вопрос, ты рассказывал про экохрюшку в начале.

Еще какие-то эффекты при масштабировании ГМО положительные можешь назвать? Вкратце пробежаться по самым значимым. Александр: Тем, которые я не рассказал? Зритель: Да, да. Александр: Недавно была статья про то, что сделали яблоко, которое не темнеет после того, как вы его разрезали, менее портящееся яблоко. Но в принципе возможности, технологии какие угодно -- можете сделать продукты с новыми вкусовыми качествами, это из того, о чем в будущем можно мечтать, можно сделать продукты другого цвета, если вы хотите ради прикола, можно сделать светящихся животных, есть замечательный такой проект -- сделать светящиеся растения, glow plant, по-моему, так называется, то есть маленький цветочек будет у вас с генами светлячков, он светится, его можно будет использовать на романтическом ужине, вместо свечей романтические цветочки.

Или вы можете посеять их вдоль дороги и тогда у вас будет естественное освещение. Понятно, что это не заменит нам искусственное освещение, они слишком мощное, чтобы его заменить этими растениями да светлячками, но вот как символ борьбы за зеленую энергетику можно было бы использовать, но почему-то как раз зеленые этого боятся. Зритель: Здравствуйте, вот у меня еще вопрос. Вы упомянули, что с помощью ГМО производят инсулин, а какие в перспективе лекарства или методы лечение могут еще быть помимо инсулина с участием ГМО?

Александр: . Да, спасибо, тоже очень хороший вопрос. Уже из того, что есть. Оказывается, что некоторые люди из-за того, что у них язва желудка или некоторые генетические заболевания, плохо усваивают витамин В.

У них не вырабатывается такое вещество, которое называется “фактор Касла”. И можно сделать так, чтобы этот фактор Касла. . . можно сделать так, чтобы он производился другим генномодифицированным организмом и тогда вы употребляете его в пищу и этот фактор Касла оказывается у вас в желудке вместе с этим продуктом, и вы лучше усваиваете витамин В. Людям, которые страдают этим заболеванием, это помогает.

Есть, кроме того, целое направление генной терапии, когда мы пытаемся сделать лекарства от генетических заболеваний человека, и уже есть некоторые достижения в этой области, но, в основном, это опыты, проведенные на животных, успешные, например, некоторых собак научились лечить от гемофилии, потому что у них испорчен какой-то ген, мы берем генетически модифицированный вирус, встраиваем в него правильную, хорошую, рабочую копию этого гена, заражаем собаку этим вирусом, она доносит в нужные клетки этот ген и эти клетки начинают работать нормально. Некоторые заболевания, некоторые наследственные формы слепоты лечатся таким образом, наследственный иммунодефицит и есть еще другие примеры, когда это делают. Зритель: Здравствуйте, спасибо за доклад, у меня такой вопрос касательно картинки, которая на слайде. Вот вы рассказывали про эксперимент, в котором ученые показывали, что кукуруза генномодифицированная не вреднее другого продукта. Как вы относитесь к таким экспериментам, потому что насколько я понимаю, он абсолютно бессмысленный, потому что там показали какой-то конкретный продукт, результат ГМО, но можно точно так же создать какой-нибудь другой продукт сознательно ядовитый, показать, что он ядовитее другой кукурузы. Вам не кажется, что такие эксперименты, скорее, запутывают людей, потому что на поверку можно доказать, что ничего не доказывается?

Или я, может, неправильно понимаю? Александр: Да, это хороший вопрос, ответ на который тоже сложный, потому что с одной стороны, я согласен с тем, что нам, биологам, мне, очевидно, что да, мы, конечно, можем создать специально ядовитый ГМО, можем сделать токсичный ГМО, и от него кто-нибудь помрет. Но мы же этого не делаем.

А вероятность того, что мы случайно получим ядовитый ГМО примерно такая же, как вероятность того, что мы увидим новый селекционный сорт, который тоже по каким-то причинам может быть хуже. Более опасным, может, в нем будет больше какого-то алкалоида, например, солонины в картошке, можно будет сделать картошку, которая будет более ядовитая, чем картошка от селекции. И в этом смысле мы проверяем какой-то сорт, в основном, для того, чтобы сказать потребителю: “Вот видите, мы проверяли!

”. К нам есть общественный запрос на исследования: “Где же ваши исследования о ГМО? Где они? ”.

Ну, вот я привожу эти исследования, потом ко мне подходят и говорят: “А, это все исследования, купленные компанией Monsanto”. Пусть они в России сделаны, пусть за государственный счет, все равно купленные Monsanto. В этом смысле, оказывается, действительно всё бессмысленно, мы зря мучаем бедных крыс, зря их кормим, потому что эти эксперименты никого не убеждают, вы сделаете полторы тысячи исследований, покажете безопасность ГМО, потом выходит одна статья с неправильной патологией о том, что ГМО -- это опасно, и весь мир о ней говорит.

И у нее есть импакт. Ведущий: На этот счет я хотел бы сказать, что были целые исследования о том, что именно разоблачающие статьи выходят гораздо чаще, чем те, которые опровергают их. И это относят в статистическую погрешность, так что да, здесь есть такой момент. Зритель: Может, тогда просто не стоит реагировать, вы показали картинку с чайником Рассела, ученые не обязаны доказывать, что он существует. Ведущий: Давайте последний вопрос. Ведущий: О!

Зритель: Спасибо большое за лекцию, у меня вопрос довольно давно зреет, как так получилось, что рынок сильно монополизирован? Просто есть Monsanta, есть “Сингента”, есть еще какая-то там бельгийская компания, там всего три крупных компании. Технология довольно древняя, вряд ли есть какая-то особая патентная защита и всякое такое, Просто у борцов с ГМО появляется новый аргумент, что, мол, злые корпорации ставят всех в зависимость, я просто сам не знаю, что сказать, потому что сам не понимаю, что мешает заняться этим кому угодно?

Александр: Да, хороший вопрос и очень правильный, потому что мне кажется, что… Я скажу такую странную вещь, вот этот закон, который против выращивания ГМО… у меня есть ощущение, оно может быть неправильным, что оно выгодно как раз этим самым монополистам, потому что действительно есть две основные компании: Monsanta и “Сингента”, для того, чтобы создать конкуренцию им, вы должны сделать генетически модифицированный организм, его сделать несложно. Сложно потом пройти через все проверки, убедить, что это безопасно, пройти через бюрократические процедуры регуляции, вот если вы сделали селекционный сорт, то вы уже завтра выращиваете на грядке и продаете всем семена, сделать это с ГМО нельзя по чисто юридическим причинам. Поэтому, может быть, какой-то баланс того, что ГМО вредно и полезно выгодно для этих самых монополий, позволяет им не допустить появления на рынке каких-то стартаперских компаний, вот как Google возник в гараже и через некоторое время стал одним из главных гигантов в мире, примеров в IT-индустрии полно, в случае с генной инженерией могло бы произойти то же самое, мог бы возникнуть рост снизу вверх какой-то компании, это не самый невероятный сценарий, но ему сильно препятствует то, что вам нужно очень много денег. Так же, как в фарма-индустрии, для того, чтобы вывести новое лекарство, нужны миллиарды долларов, тогда для того, чтобы вывести на рынок новое ГМО, вам нужны, ну не миллиарды, но, может быть, сотни миллионов долларов. Ведущий: Всё, спасибо большое.

Похожие статьи